direkt_mashin (direkt_mashin) wrote,
direkt_mashin
direkt_mashin

AVCCMLXXVII / 228 г. от Р.Х.

Воины мученики ПАСИКРАТ и ВАЛЕНТИН.
Церковне поминовение 7 мая ( 24 апреля старго стиля)


Воины Пасикрат и Валентин происходили из Мизийского города Доростола. Пасикрату было 22 года, а Валентину- 30 лет. Они открыто исповедовали веру во Христа и были приведены на суд правителя, который по принятой практике пытался склонить их к идолослужению. Они отказались. Невеста Валентина и младший брат Пасикрата, задержанный вместе с ним, плакали и уговаривали хотя бы для вида принести жертву идолу. Но мученик положил на жертвенник в огонь свою руку и сказал:
«Тело смертно и сгорает на огне; душа же бессмертна и презирает все видимые муки».

Воин Пасикрат был римским гражданином и своим подвигом, повторяющим, в новых исторических условиях и с новым духовным содержанием, подвиг знаменитого героя римского народа юноши Муция прозванного Сцеволлой, он доказал, что древнее благочестие квиритов не кануло в лету, и сетования римских публицистов на падение римского духа в некоторых случаях безосновательны.



Писатель эпохи просвещения Эдуард Гиббон в своем, непревзойденном по стилистическим достоинствам описании позднего римского язычества так пишет:
«...Действительно, как философ мог признать божественными откровениями сказки поэтов и туманные предания древности? И как мог он почитать как богов несовершенные создания, которых должен был бы презирать, будь они людьми? Цицерон, снисходительный к таким недостойным противникам, сражался против них с помощью разума и красноречия, но сатира Лукиана была тут гораздо более подходящим и более эффективным оружием. Мы можем быть твердо уверены, что писатель, знающий свет, никогда нерискнул бы публично осмеять богов своей страны, если бы их уже втайне не презирала образованная часть общества.
Несмотря на то, что в эпоху Антонинов господствовало модное неверие, в это время было достаточно уважения и к интересам священнослужителей, и к доверчивости народа. Античные философы в своих письменных сочинениях и беседах утверждали независимость и достоинства разума, но свои поступки подчиняли велениям закона и обычая. Глядя с полной снисхождения и жалости улыбкой на разнообразные ошибки грубого простонародья, они старательно выполняли обряды своих отцов, прилежно посещали храмы богов и временами, снисходя до того, чтобы играть роль на театре суеверия, укрывали свои чувства атеиста под облачением священнослужителя...»
Само его подлое время- время Вольтера и Дидро- журчит в изящных пассажах Эдуарда Гиббона. «Упадок и гибель Римской Империи» совершается в его голове.

В 390 году до Р.Х. галлы захватили Рим. Римское войско было разбито на подступах к городу. Большинство женщин и детей успели укрыть у союзников, старейшие патриции, отказавшиеся покидать священные очаги, погибли в разоренном городе, а самые верные воины и часть их семей держали оборону в кремле на Капитолийском холме.
“... тем временем Крепость и Капитолий подверглись ужасной опасности. Дело в том, что галлы или заметили человеческие следы там, где прошел гонец из Вей, или сами обратили внимание, что у храма Карменты начинается пологий подъем на скалу. Под покровом ночи они сперва выслали вперед лазутчика, чтобы разведать дорогу, а потом полезли наверх уже все. Там, где было круто, они передавали оружие из рук в руки; одни подставляли плечи, другие взбирались на них, с тем чтобы потом вытащить первых; если было нужно, все подтягивали друг друга и пробирались на вершину так тихо, что не только обманули бдительность стражи, но даже не разбудили собак, животных столь чутких к ночным шорохам. Но их приближение не скрылось от гусей, которых, несмотря на острейшую нехватку продовольствия, до сих пор не съели, поскольку он были посвящены Юноне. Это обстоятельство и оказалось спасительным. От их гогота и хлопанья крыльев проснулся Марк Манлий, знаменитый воин, бывший консулом за три года до тех событий. Схватившись за оружие и одновременно призывая к оружию остальных, он среди всеобщего смятения кинулся вперед и ударом щита сбил вниз галла, уже стоящего на вершине...” Тит Ливий (V, 47.)

“...На рассвете труба созвала воинов на совет к трибунам: ведь нужно было по заслугам воздать и за подвиг, и за преступление. Прежде всего благодарность за свое мужество получил Манлий- ему были сделаны подарки от военных трибунов и, по единодушному решению всех воинов, каждый приносил к нему в дом, находившийся в Крепости, по полфунту полбы и по кварте вина. И то сказать, сущая безделица! Но в условиях голода она становилась величайшим доказательством уважения, ведь для чествования каждый должен был урвать от собственных насущных потребностей, отказывая себе в пище”. Тит Ливий (V, 47.)

Древний рим спасли не гуси. Древний Рим спасла РИМСКАЯ ВЕРНОСТЬ своим древним богам. Та верность, которая была полностью утрачена в "золотой век Антонинов" столь любезный Эдуарду Гиббону.
Та ВЕРНОСТЬ, которая вновь возродилась в лучших римских воинах эпохи погибели, но эта была уже верность не старым богам, оплеванным "римской интеллигенцией", а новому Богу.
Tags: Старая проверенная хронология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments