direkt_mashin (direkt_mashin) wrote,
direkt_mashin
direkt_mashin

....................................................................................................

После Аустерлицкого погрома в Петербургском обществе распространились слухи обвиняющие Аракчеева в гибели русской артиллерии. Говорили о том, что новые орудия при стрельбе разрывало на куски, что под многими другими раскалывались лафеты и от того орудия пришлось бросить. Эти профанические разговоры хорошо иллюстрируют отрывки из писем графа Ростопчина князю Цицианову: « Аракчеев перепортил всю артиллерию, коя, кроме того, что и не действовала, но взята в плен в Острлице», «...Он пушки все переливал и для легкости сделал их короче, забыв, что они так далеко брать не могут»., и т.п. Обвинения и слухи эти были совершенно беспочвенны, однако они распространились в войсках и вызывали у артиллеристов недоверие и опасения по отношению к новой материальной части. Потому-то Аракчеев решил ответить на подобные наветы. Одну из артиллерийских рот, которая участвовала в Аустерлицком сражении и прибыла в Петербург в полной сохранности, генерал-инспектор артиллерии приказал выставить со всей амуницией, со всеми орудиями, побывавшими в бою, на плацу и пригласил всех желающих, в первую очередь артиллерийских генералов и офицеров осмотреть ее…
Результаты осмотра Аракчеев потом пропечатал в газетах для всеобщего сведения. Сделал это он для того, чтобы защитить то новое, что было введено им в русской артиллерии накануне Аустерлицкого поражения. «Я желал,- писал Алексей Андреевич военному министру Вязмитинову, -опровергнуть мненте публики, которая по слухам, разносимыми недоброжелателями моими, не одобряла сию перемену, и чтобы доказать, что не по наружному только виду ее она имеет преимущество против прежней, и не на одних словах таковая сделанная мной перемена во всех ее отношениях сопряжена с государственною пользою».

Уверенность Аракчеева в правильности осуществленных преобразований базировалась на глубоком понимании общих закономерностей эволюции полевой артиллерии и была поистине непоколебимой. Граф был убежден, что выпестованная им артиллерия действовала на поле сражения надлежащим образом и, следовательно, никакой вины в жестоком поражении русско-австрийской армии она не несет. Как мог старался инспектор всей русской артиллерии защитить своих артиллеристов от нападок публики и наказаний со стороны Императора. Год спустя после Аустерлицкой катастрофы возвратились в Россию захваченные французами в плен русские офицеры и солдаты. Среди них был и подпоручик гвардейской артиллерии Демидов, плененный под Аустерлицем вместе со своим орудием. Александр в наказание ему и в назидание другим назначил его к переводу из гвардии в армейский пехотный полк. Аракчеев немедля выступил в защиту бедного подпоручика, сполна наказанного уже пленом.

Со свойственной ему решимостью генерал-инспектор заявил в докладе Государю 6 декабря 1806 года: « Зная достоинства и притом на самом деле доказанную в прошедшей кампании храбрость служащего лейб-гвардии в артиллерийском батальоне подпоручика Демидова, я нахожу, что через перевод его в армейский полк артиллерия должна будет лишиться лучшего своего офицера».
Оправдываясь сам и оправдывая других, Алексей Андреевич не забывал дела. Тяжелые потери, понесенные русской артиллерией в сражении под Аустерлицем, подстегнули его к более энергичным, нежели прежде, преобразовательным действиям.
Tags: Граф Алексей Андреевич Аракчеев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments