direkt_mashin (direkt_mashin) wrote,
direkt_mashin
direkt_mashin

...............................................................

Оригинал взят у uzoranet в Удивительная история міліціонера-десантника из России


class="repost">Оригинал взят у nnils в Момент истины непрерываем, он длится вечность…
Многие читали «В августе 44» Богомолова. Я перечитывал с десяток раз. И вроде бы ничего особо захватывающего на этих страницах нет, по сути, описана служебная рутина, но как-то рельефно, вживую проступают события и главное, характеры.
момент истины
http://www.litmir.net/bd/?b=172636

Посмотрев уже одноимённый фильм, прочувствовав игру актеров, порадовавшись режиссуре, я как-то упустил из виду, что в титрах не указано имя первоисточника.

А месяца четыре спустя, я наткнулся на большое интервью Владимира Осиповича в «Российской газете», в котором, к своему стыду!, прочел, что он не признает соавторства фильма, потому как фильм не имеет к книге никакого внутреннего отношения. Конечно, я сейчас могу что-то переиначить, но у меня в памяти осталась примерно такая формулировка.

Я, пристыженный осознанием, что пропустил что-то важное, бросился заново смотреть фильм, потом перечитал с монитора книгу. Нашел несколько отличий сценария и книги.

Режиссер опустил, в общем, страниц 5 текста, а по Богомолову выходило, что все!

Конечно, я и раньше заметил, что в фильме не ясно, почему капитан Алехин буквально вцепился в саперную лопатку Гусева, поясняя Таманцеву, что на ней «чистейшая супесь», конечно, в фильме «подвисает» диалог Алехина с агрономом-овощеводом (Филозов) об особенностях «сбега к плодоножке» огурцов сорта «Тракко» и «Должик».

Все это не понятно, если не знать из книги, что капитан Алехин по образованию и призванию агроном - селекционер. Причем успешный, тот, который потратил 15 лет своей жизни на селекционную работу и вывел свой сорт пшеницы.
Вообще-то для выведения нового сорта (тем более в предвоенное время) только 15 лет чьей-либо жизни было мало. В довесок к прожитым годам требовалось иметь грамотного, вдумчивого, внимательного, даже чуткого и очень настойчивого естествоиспытателя-ученого.

Постепенно для меня прояснилось, что вся фабула произведения нанизана на оппозиции Таманцева (надо дожимать Центр с дешифровкой) и Алехина (работайте, собирайте фактический материал и результат будет).
кадр
Ведь и здесь в подходе к работе проявлен момент истины.

Ставка на готовый ответ из Центра «волкодава» Таманцева терпит фиаско, а рутинный сбор и анализ фактуры агрономом Алехиным дает результат.

Эдакое противопоставление Вольха Всеславьевича и Микулы Селяниновича в рамках одной оперативной группы контрразведки вновь оборачивается обнажением сути мировоззрений.

П.С. Вольга Всеславьевич
Древний богатырь. Колдун, волхв, оборотень. Иногда называется Вольхом. Сын Марфы Всеславьевны, жены князя Святослава, и некоего Змея. Умеет оборачиваться в разных зверей и птиц. Родился, охотился, победил царя Индейского, встретил Микулу Селяниновича, а затем куда-то исчез.

Волга
Иван Билибин. "Вольга Святославович и Микула Селянинович

Микула Селянинович
Богатырь-крестьянин, обладал силой от матери сырой земли. Удивил известным образом сначала Вольгу, а потом Святогора. У Микулы было три дочери: Василиса, Марья и Настасья.
http://byliny.narod.ru/names-big.html


К чему все эти размышлизмы?

Уже после своих догадок, я нашел по случаю старый, потрепанный томик «Момента истины или в августе 44» и не торопясь, вдумчиво, по-новому прочел. По-настоящему оценил замысел Владимира Осиповича.

Книга не о работе чекистов. Книга о том, что отечественную войну выиграли не генералы, не «волкодавы», не СМЕРШ, а люди от станка, с поля, с фермы. Те люди, которые в мирном труде приобрели закалку, сноровку, грамоту и на войну шли как на тяжелую работу. Они не побеждали, они перемогли весь этот ужас. На пупе, на горбу, на трехжилье своем вытащили и спасли страну.

Книга также о том, что важно точно знать кто ты, откуда ты и куда ты идешь.


Как любая гениальная провокация, книга дает пищу для размышлений и целый веер выводов.


Для меня из нее, очевидно, что узкий специалист подобен флюсу не только в спецслужбе, но и (например) в госуправлении, что для любого серьезного дела нужны и «волкодавы» и «агрономы» и только общая цель и осознанная мотивация может их сплотить и пр.и пр.и пр.

Еще один существенный вывод – момент истины непрерываем, он длится вечность…
http://chingizyd.livejournal.com/554.html#comments

Идея этого поста возникла давно. Частично я её реализовал, оформив в посте о «Моменте истины» Богомолова В.О., другая же её ипостась уже была окончательно обдумана и готова к тому моменту, но все как-то не доходили руки. Меж тем, мой замысел требует завершенной формы.

Любая «культовая» вещь в массовом искусстве обращает на себя внимание постольку, поскольку автор умудрился (очень часто не имея на это прямого намерения) зацепить в душе народной какую-то из потаенных струн, спрятанных так глубоко, что её звучание, её «голос» для народа также притягателен, как намертво впаянные в память человека звуки колыбельной, что пела ему его мать в неосознанном, и казалось бы, наглухо позабытом детстве.

А если существует определенная череда подобных, значимых для народного внимания произведений, в которых раз за разом обыгрывается один из «классических сюжетов», повторяется в различных мизансценах один и тот же мотив, то тут уже для заинтересованного взгляда есть фактура для обобщений и выводов о национальном характере.

Какая казалось бы связь между такими фильмами как «Джентльмены удачи» и «Ворошиловский стрелок»?

Да, прямая, если присмотреться к главным действующим лицам.

И герой Евгения Леонова и герой Михаила Ульянова действуют в не своей, чуждой им среде, они вырваны из привычного образа жизни, они играют жесткую, не свойственную им в обыденности роль.

«Доцент» в обычной жизни не авторитетный вор, а заведующий детским садом, (внимание!) педагог, а в прошлом (внимание!) фронтовой разведчик.
джентльмен

Герой Михаила Ульянова не киллер, а пенсионер-железнодорожник, а в прошлом (внимание!) фронтовой снайпер.
ворошил

И «Доцент» и «Ворошиловский стрелок» вынуждены встать на путь силы, вынуждены спуститься на несколько ступенек вниз по лестнице человеческого образа для того, что бы повергнуть зло.

Тут впрямую напрашивается аналогия с этим – «во ад сшедшего и поправшего силу дьяволю» и с этим – «Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла».

Сам ли по себе сюжет диктовал правила, или авторы так посчитали нужным, но и первый и второй герой демонстрируют свое превосходство над тем злом, в котором им приходится существовать, в такой степени, что они не испытывают к нему жгучей ненависти в ответ.

Всяк по своему пытается образумить заступившего грань между добром и злом. Однако пафос моего поста не об этом.

В любом, мало-мальски приметном для русского культурного «пользователя» произведении обыгрывается один и тот же сюжет.

Подлинный русский герой это не «крутой» спецназовец, ни «супермэн» и не агент 00…, а работяга с соседней улицы, который прошел самую совершенную в мире подготовку жизнью и самая главная награда для которого - мирный труд, жизнь в ладу с собой и с миром.

Возьмите красноармейца Сухова
сухов

или Семена Семеновича Горбункова (бухгалтер и фронтовик),
рука

Егора Прокудина из «Калины красной»
калина

или Глеба Жеглова - везде жизнью тертый калач, способности которого позволили б жить легкой жизнью за счет других и совесть которого способности эти, аккуратно свернув, положила под лавку – на всякий случай, как "гостинец" для непрошенного гостя.
глеб

Вот такой он русский герой, всегда сюрприз для тех, кто считает его «калдырем», «быдлом», «лохом» выпивохой и лентяем.

И напоследок, добро иррационально по сравнению с тем злом, которое ему противостоит

Для добра необходима логика более высокого порядка, та, что злом ему противостоящим не улавливается, не воспринимается.

…………………..

Оригинал взят у ss69100 в А.А. Клёсов: Вызываю огонь на себя!
О том, как на одной из конференций РАН „Оргкомитет, обнаружив скандальные публикации А.А. Клесова по «арийцам – славянам», отменил (!!!) его пленарный доклад...” - мы указали в статье „А. Клёсов и ДНК-генеалогия: наука или вымысел?”, где попытались проанализировать позицию ДНК-генеалогии в современном академическом сообществе. Там же была рассмотрена и критика ДНК-генеалогии. Которая, увы, оказалась весьма низкого уровня.

Анатолий Алексеевич Клёсов решил сам дать ответ своим линчевателям. В статье содержится открытый вызов руководству РАН: либо действительно по-научному оспорить правомочность ДНК-генеалогии, либо признать её составной частью науки.
***

ДНК-генеалогия, если заниматься ей честно, неизбежно должна была войти в конфронтацию с популяционной генетикой в исполнении Балановских (в России), Андерхиллов и прочих (на Западе), в отношении расчетного аппарата и соответствующих исторических интерпретаций. Это было неизбежно по сути, потому что у них расчеты и основанные на них интерпретации принципиально, и часто фантастически неверны. Это было во множестве и конкретно показано как в моих статьях и книгах, так и на Переформате – в очерках и дискуссиях (например, подробнее см. здесь и здесь).

Пример с Клейном это ярко высветил, когда не какие-то попгенетики, а профессор истории показал полную неспособность критически интерпретировать полученные попгенетиками (кстати, в соавторстве с Балановскими) ложные данные. И никакие неуклюжие оправдания Клейна и Балановских этого не изменят.

Но конфронтация в расчетном аппарате и исторических интерпретациях – это наименьшая проблема из нескольких, перечисленных ниже, она могла бы быть решена еще давно, если бы не вмешалось наложение безграмотности, упрямства, страха за свое насиженное место у Балановских (все остальные здесь – или безотносительны, или прислужники).

Либо им надо было честно признать, что их расчетный аппарат неверный, а значит, надо пересматривать и отзывать немало статей, опубликованных в «индексированных журналах», либо пойти в атаку, прекрасно понимая, что расчеты их неверны, и многое в статьях – мусор. А поскольку они это понимают, то у них один выход – это ложь, искажения, персональные нападки, подключение «административного ресурса», уход от обсуждения их ошибок и искажений в «академических» статьях.

Именно поэтому Балановские отказались от прямого научного обсуждения подходов и результатов популяционной генетики и ДНК-генеалогии, которое я предложил им лично на московской конференции. Вместо этого на публике пошла волна лжи, Балановские пошли ва-банк, понимая, что возврата им уже нет. Они решили, что выход у них один – «валить и мочить», поэтому и скоординированная акция на московской ноябрьской конференции в РАН, поэтому и коллективное письмо, поэтому и поток лживых статей в СМИ. Одна проблема – я независим ни от кого. Поэтому то, что у лживой и агрессивной системы срабатывает и всегда срабатывало, со мной не пройдет.

Но помимо (1) конфронтации в расчетном аппарате, в терминах и понятиях новой науки (которые все вполне аккуратны и приемлемы, потому что наука новая, а именно новая наука создает новую терминологию), и (2) личного дискомфорта и страха у Балановских, у которых, видимо, ощущение крысы, загнанной в угол, ДНК-генеалогия породила третий фактор противостояния – это (3) идеологический конфликт в отношении истории славян и русского народа, и связанный с этим фактический раскол в российском обществе, среди «интеллигенции». ДНК-генеалогия с самого своего рождения стала противостоять русофобским, антиславянским тенденциям, взглядам, соответствующим идеологиям, мировоззрению. Это – самое крупное по значимости противостояние, которое можно представить. Нетрудно заметить, что самые ярые противники ДНК-генеалогии – сплошь норманисты. Норманизм – это не наука, это идеология.

Но до сих пор борьба между норманизмом и патриотизмом (именно так, это не «антинорманизм», это патриотизм) шла на интерпретационных позициях, на уровне «он сказал, она сказала». Одни и те же факты и наблюдения интерпретировались зеркально, и конца этому не было и быть не могло в рамках «науки». А командный ресурс (например, как в сталинские времена) науке в долгой перспективе вредит, как мы не раз видели. Поэтому арестовать и сослать всех активных норманистов – не вариант, так как с тем же успехом можно арестовать всех активных противников норманизма. Именно потому противостояние норманизма и патриотизма (научного патриотизма, ввожу новый термин) обречено было быть вечным. И тут оказалось, что ДНК-генеалогия резко сдвигает баланс в сторону научного патриотизма, показывает, что норманизм – это фантом, это просто мировоззрение, русофобство по своей сути, и никакой твердой научной основы у него на самом деле нет. Это, начиная с М.В. Ломоносова, и утверждали противники «норманизма».

И это – самый главный конфликт ДНК-генеалогии с ее противниками. То, что у попгенетики неверный расчетный аппарат – кого это по сути интересует? То, что Балановские напуганы – да кого это опять же интересует, кроме них самих, и приятелей, которых они мобилизовали для своей защиты, а лучшая защита, как известно, это нападение? А вот затронуть идеологию антипатриотизма, русофобства, норманизма как завуалированного выражения этой идеологии – это уже поднимает их всех на дыбы. Результат мы видим в накате агрессии на «Троицком». О науке так яростно и откровенно лживо не спорят, тут же переходя на персональное «уничтожение» (так они думают), это намного сильнее науки. Поэтому я и выбрал по виду пафосный, но по сути совершенно верный термин – вызывать огонь на себя. Так и происходит.

Так что, отвечая на вопрос-предложение, заданный мне на Переформате – вот видите, а Вы говорите – продолжайте делать свое дело, не вызывайте огонь. Это невозможно по самой сути противостояния. И я иду на это осознанно. Подо мной (или надо мной) – 14 поколений русского военно-боевого состава, историю которых я знаю, и это мой ментальный метроном. Я не могу представить русского дворянина, который бы сказал – а, ладно, пусть Крым забирают. Который бы употребил слово «аннексия» Крыма, а не возвращение. Надо, чтобы «дворян» среди нас было как можно больше. Это резко повышает самосознание и личное достоинство каждого в обществе. Именно поэтому на «Троицком» все время повторяли об «опасности» ДНК-генеалогии, и моей лично для общества. Это для них я опасен. Это они себя считают обществом.

Поэтому происходящая вакханалия норманистов и их попутчиков мне абсолютно «до лампочки». Более того, я действительно вижу в ней пользу, и немалую. Происходит четкое обозначение сторон. Выявляются болезненные участки у беснующихся, и ясно, что норманизм – один из наиболее болезненных. Значит, надо продолжать бить в этом направлении. Древние корни славянства – это второе, что приводит их в неистовство, значит – надо усилить исследования в этом направлении, описать их более четко, дать соответствующие систематизированные основания.

Выход «современного человечества» из Африки – это их беспокоит в наименьшей степени, их нападки в этом отношении – просто часть общего наката, якобы «компромат», что «он авторитетов не уважает». Прямо какой-то блатной оборот. Но ясно, что Африка – не самый приоритетный здесь вопрос, более того, статьи написаны, вопрос для меня пока закрыт, и для многих здравомыслящих тоже, будем ждать дальнейших подтверждений независимыми способами, генетика здесь пока не помощник. Ее выводы можно крутить в любую сторону, как я и показал в последних статьях по Африке.

Можно ещё и ещё публиковаться в ведущих журналах. Конечно, это дело хорошее, но на круг не столь приоритетное. Мал коэффициент полезного действия. Статей в «индексированных журналах» у меня сотни, еще десяток-другой мне лично иметь почти безразлично. Затраты времени – огромные, особенно учитывая схватки с рецензентами-попгенетиками (а именно им отдают мои статьи на рецензию), возврат статей на ревизии, и так далее. А толк?

Ну, допустим, положу я несколько месяцев работы, выйдет статья в Nature или Science, и что? Что и в чем это изменит? У меня в Advances in Anthropology десятки тысяч читателей, тысячи «скачиваний» статей, и это меня вполне устраивает. Много читателей в России, десятки тысяч – на Переформате, выходят и будут выходить книги, на русском, английском и других языках. Дождемся открытия Лаборатории – ситуация изменится резко в отношении развития ДНК-генеалогии, ее специальных проектов. А там и другие энтузиасты дело продолжат и улучшат. Правое дело за нами.

Последнее – я обращаюсь в Комиссию по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме РАН, или в другое независимое компетентное учреждение с настоятельным предложением провести сравнительную научную экспертизу ДНК-генеалогии и популяционной генетики – по тем вопросам, по которым сейчас происходит организованная кампания против ДНК-генеалогии. Предлагается план экспертизы по следующим разделам:

1. По расчетному аппарату в отношении временной дистанции до общих предков популяций, что важно для хронологии древних миграций и прочих ДНК-генеалогических расчетов (включая семейные генеалогии).

2. По терминологии и понятийному аппарату ДНК-генеалогии (только не в рамках лингвистики, а в рамках именно ДНК-генеалогии как другой области науки).

3. По интерпретации результатов расчетов в отношении исторических наук.

Экспертиза будет включать как опубликованные данные и интерпретации со стороны популяционной генетики и ДНК-генеалогии, так и предлагаемые с обеих сторон примеры (серии гаплотипов для интерпретаций и расчетов). При выборе опубликованных данных в первую очередь рассматриваются научные статьи, и только во вторую очередь – научно-популярные.

Условие экспертизы: в ней должны принять личное участие все, подписавшие письмо, опубликованное на сайте «Троицкий вариант». Таким образом, ожидается получение 24 текстов Экспертизы по всем трем разделам. Со стороны ДНК-генеалогии текст экспертизы предоставляю я, и, если сможет принять участие – отдельный текст представит И.Л. Рожанский. Тексты экспертизы рассылаются всем участникам для второго раунда – комментариев. Результаты экспертизы – тексты и комментарии участников – публикует академический российский журнал, выбранный и согласованный Экспертной комиссией. Если «ответы 24-х» не поступят в течение срока, определенного Экспертной комиссией (желательно 30 дней), избранный Комиссией академический журнал публикует мой текст экспертизы (и текст И.Л. Рожанского, при его участии) в том формате (дискуссионный, статья, письмо в редакцию), который сочтет нужным редколлегия журнала.

Этим будут расставлены окончательные точки над i в предпринятой атаке на ДНК-генеалогию, и в «легитимизации» ДНК-генеалогии в российской научной системе.

А.А. Клёсов, профессор,
Лауреат Государственной премии СССР по науке и технике




Источник.


Tags: ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments